Рейтинг@Mail.ru

 

 

Автомобиль для отставного Альфонса


Король Альфонс XIII в форме австро-венгерского гусара – по тогдашней традиции европейские монархи часто бывали шефами иностранных полков. Так, тот же Альфонс шефствовал и над русским 7-м уланским Овидиопольским полком.

Тем, кто не верит в дурные приметы, в частности, в несчастливость числа «13», всегда приводят в пример судьбу испанского короля Альфонса XIII. Этого короля несчастья начали преследовать ещё для рождения. За несколько месяцев до того, как он появился на свет, умер его 27-летний отец Альфонс XII, и новорождённого принца сразу же провозгласили королём. В 17-летнем возрасте юный король заболел испанкой. Собственно говоря, он считается первым человеком, у кого было обнаружено это заболевание – от него заразились все придворные, а от них уже вся Испания, и потому грипп, впоследствии поразивший всю Европу, стали называть испанкой.
Не повезло королю и с супругой – его жена Виктория Евгения Баттенбергская оказалась носительницей гемофилического гена, и почти все сыновья Альфонса страдали этим недугом, а его второй сын Хайме страдал глухотой, которая, не помешала ему завести двоих детей – один сын умер в 12-летнем возрасте, а потомки другого теперь оспаривают права не только на испанский престол, но даже на давно несуществующий французский.
Лишь третий сын Альфонса Хуан оказался здоровым, и нынешний испанский король Хуан Карлос является его сыном. Сам же Хуан престола так и не дождался – умер от рака лёгких.
На годы правления Альфонса пришёлся разгул анархического терроризма – пять премьер-министров за эти годы были убиты, да и сам король и его супруга во время свадьбы стали объектами покушения со стороны анархиста Матео Мораля.
Неудачи преследовали Альфонса и во внешней политике – в годы его правления Испания лишилась Кубы и Филиппин.
Но больше всего Альфонсу 13-му не повезло в 1931 году – в тот год в Испании разразилась очередная революция, приведшая сначала к упразднению монархии, потом к гражданской войне, а потом и к многолетней фашистской диктатуре. Но как только король покинул родную страну, чреда несчастий тут же прекратилась, и хотя Альфонс больше не правил, личное состояние позволило ему неплохо жить и в изгнании.
В этом самом изгнании король шокировал всех дорогими приобретениями – он стал одним из первых покупателей картин своего соотечественника Пабло Пикассо, создав моду и взвинтив цены на продукты его сомнительного творчества. Стал он фактическим спонсором и для Сальвадора Дали, и тот, наверное, в знак благодарности начал носить усы точно такого же фасона, как и у покровительствовавшего ему короля.


Другой страстью отставного короля стали шикарные автомобили. В те времена мир лихорадил экономический кризис, и такие покупатели как Альфонс были наперечёт. Поэтому автопроизводители буквально осаждали бывшего короля. Одним из таких производителей была ныне подзабытая американская фирма Duesenberg.
Фирма Duesenberg Automobile & Motors Company, Inc. была основана в 1913 году американскими инженерами немецкого происхождения Фридрихом и Августом Дюзенбергами в городке Де-Мойн, штат Айова. Оба брата были инженерами-самоучками, самостоятельно создавшими кучу экспериментальных автомобилей.
Однако, хотя братья Дюзенберг и были инженерами мирового класса, они не имели предпринимательских и управленческих навыков и потому их автомобили продавались с превеликим трудом, и даже победы в престижных гонках не приводили к финансовому успеху. Так продолжалось до тех пор, пока 26 октября 1926 года компанию не выкупил Эрет Лобан Корд, специализировавшийся именно на скупке автомобильных компаний. Корд предложил Фридриху Дюзенбергу создать лучший в мире автомобиль, который должен был бы иметь просторный кузов и конкурировать с другими роскошными машинами тех времён – Hispano-Suiza, Isotta-Fraschini, Rolls-Royce и Bugatti. 27 месяцев спустя опытный образец был готов.
Автомобиль, названный Duesenberg J, при 3619-миллиметровой колёсной базе имел 5334-миллиметровую длину и 172-сантиметровую ширину.


На машинах без компрессора они имели криволинейные вентиляционные прорези, а на машинах с компрессором справа по ходу через специальный вырез наружу выходили сверкающие гофрированные трубы выхлопных коллекторов, заворачивавшиеся затем куда-то под автомобиль. На другой стороне капота симметричное окно попросту затягивалось мелкой сеткой.
Главной гордостью Дюзенберга был двигатель. Он был изготовлен фирмой Lycoming, также принадлежавшей Корду. В такой кооперации не было бы ничего удивительного, если бы не принимать во внимание тот факт, что Lycoming специализировалась в основном на выпуске авиационных моторов. Двигатель, установленный на модель J, был верхнеклапанным, имел два верхних распределительных вала с цепным приводом и по четыре клапана на каждый цилиндр. Даже на обычном варианте двигатель объемом 6904 куб. см при 93,9-миллиметровом диаметре цилиндра и 144,3-миллиметровом ходе поршня развивал мощность в 265 л.с., а центробежный турбонаддув придавал этому рядному восьмицилиндровому автомотору ужасающую по тем временам мощность: при 4000 об/мин её величина составляла 400 л.с. Неудивительно, что до сотни этот 2390-килограммовый автомобиль разгонялся за 8,5 секунды, а максимальная его скорость несмотря на совершенно никудышную аэродинамику, составляла 202 километра в час.
Автомобиль имел систему централизованной смазки: она была выполнена автоматической – через каждые 120 км пробега включался масляный насос, подававший очередную порцию смазки ко всем жизненно важным точкам шасси. При этом пробег отсчитывался отнюдь не по оборотам колеса, а по числу оборотов вала топливного насоса.
Всего был выпущен 481 Duesenberg J. Из них лишь 36 экземпляров были снабжены турбонаддувом.
Вряд ли Duesenberg J был самым лучшим автомобилем, но самым дорогим он был точно, и если обычный Duesenberg стоил 8,5 тысяч долларов, что в 20 раз превышало цену среднего Форда и на тысячу долларов превышало цену самого дорогого из Кадиллаков, то вариант с турбокомпрессором стоил 17 тысяч – столько тогда не стоил ни один автомобиль. Сначала Корд не скупился на рекламу, но вскоре рекламные фирмы сами стали обращаться к нему с предложениями. Достаточно было напечатать фотографию бизнесмена в Дюзенберги и написать на плакате «He/She drives a Duesenberg» (что далеко не всегда было правдой) и фирма-рекламодатель тут же увеличивала объёмы сделок.
Один экземпляр из этих трёх дюжин и достался отставному королю Альфонсу. С него за спец заказ содрали даже не 17, а все 25 тысяч тогдашних долларов – свою лепту в ценообразование вложила кузовная фирма, специально изготовившая два экземпляра кузова с выдвигающейся вперёд задней частью крыши. На второй экземпляр покупателя не нашлось, и Альфонс, выложив второй четвертак, приобрёл и второй экземпляр.
Среди других владельцев турбированной версии известны Гэри Купер, Кларк Гэйбл, Аль Капоне, Эвелин Уолш МакЛин, Грета Гарбо, Говард Хьюз, Мэй Уэст, Мэрион Дэвис, Тайрон Пауэр, Билл «Bojangles» Робинсон и Уильям Рэндольф Херст.
Глядя на своего бывшего коллегу, Дюзембергами обзавелись также итальянский король Виктор-Эммануил III, давший, кстати говоря, нашему герою приют в совей стране, румынский князь Николай, югославская королева Мария, а также Эдуард Альберт Кристиан Георг Андрей Патрик Давид Винздор – будущий недолгий король Великобритании Эдуард VIII, променявший престол на американское страшилище Уоллис Симпсон.
Однако к 1937 году облик модели морально устарел – в моду стали входить аэродинамичные автомобили – и выпуск Дюзенбергов было решено прекратить. Последний экземпляр, собранный из оставшихся запчастей, продан немецкому артисту Рудольфу Бауэру в апреле 1940 года.