Военная история Оружие • Боевая техника •  Униформа и знаки различия

Какие танки нужны современной армии

Изначально танк создавался как средство преодоления переднего края обороны противника, предназначенное для выхода из позиционного тупика. Танк должен был двигаться со скоростью пехотинца по изрытому воронками полю боя и преодолевать ямы и вертикальные насыпи. Поэтому верхняя точка его гусеницы располагалась достаточно высоко, а сзади крепился хвост, который препятствовал опрокидыванию назад при подъёме на отвесные поверхности, а также способствовал преодолению более широких рвов. Прорвав тактическую зону обороны противника, танк отводился в тыл для ремонта и дозаправки –  развитие успеха в глубине обороны не было предусмотрено. Даже запас топлива у танка был минимальным.

Renault FT-17 –  типичный танк первой мировой и первых межвоенных лет: скорость –  7,7 км/ч, запас хода –  35 км. Глубина преодолеваемого брода –  0,7 м, ширина рва –  1,8 м с хвостом и 1,35 м без хвоста, высота стенки –  0,6 м.

Такими были танки первой мировой и первого межвоенного десятилетия. Однако после того как в Америке появился танк Кристи, на который на родине никто не обратил внимания, у советских штабных офицеров появилась идея превратить танк в подвижный компонент сухопутных войск, каким тысячелетия до этого была кавалерия.

Танк Кристи

Купив у автора опытный образец танка, наши создали его отечественный аналог БТ-2. С тех пор танки штамповались тысячами, а кавалерия сокращалась. Броня танков была противопульной, поскольку встретить в тылу противника серьёзные противотанковые средства было маловероятно. Прорыв же обороны должны были осуществлять тяжёлые танки, роль которых этим и ограничивалась.

БТ-2 в пулемётном варианте

БТ-2 в пулемётном варианте –  почти идеальный вариант крейсерского танка. Если бы его оснастили современной 30-миллиметроврй пушкой, он стал бы для своего времени идеальным. Разумеется, при правильном применении. Пускать его в атаку на передний край противника недопустимо.

При этом танки прорыва и танки сопровождения пехоты никуда не делись –  они выпускались и состояли на вооружении одновременно с БТ. Однако с появлением Т-34 оформился единый вид танка, и хотя Т-34 по инерции всё ещё назывался средним, он фактически был первым в мире ОБТ –  основным боевым танком, пригодным как для прорыва вражеской обороны, так и для действий на оперативном просторе.
Идею наших штабистов заимствовали и англичане, увидевшие в 1936 году на полигоне в Кубинке действия наших танкистов во время учений. Англичане купили у Кристи почти точно такой же танк. как тот, что некогда был продан советским представителям, и доставили его в Англию. На танк поставили тот же самый авиадвигатель Либерти, стоявший на первых БТ. Так получился крейсерский танк Crusader, породивший целое семейство подобных машин. Тем временем, идею сделать танк подвижным компонентом сухопутных войск заимствовал и Гудериан, и при создании танковых войск Германии все немецкие танки стали крейсерскими. Они должны были вводиться в уже осуществленный пехотой прорыв и дальше громить тылы противника и перехватывать его коммуникации.
Однако с появлением кумулятивных и подкалиберных боеприпасов начался безудержный рост танкового бронирования. Несмотря на все ухищрения, призванные снизить массу танковой брони, вес большинства современных танков перевалил за 50 тонн и по терминологии второй мировой все нынешние ОБТ следовало бы классифицировать как сверхтяжёлые.


Основной британский танк Challenger-2: боевая масса 62,5 тонны


Сегодня таких масс уже нет. Первый же послевоенный советский танк Т-54 весил 32 тонны. Масса T-62
достигла 36 тонн, Т-72 потяжелел до 41, Т-90 до 46 а Т-14 – до 48. Сегодня русские танки – самые легкие. Масса британских танков зашкаливает за 60 тонн. Это и понятно. Противотанковые средства не стояли на месте, и их бронепробиваемость неуклонно повышалась. Последнее и вызвало увеличение толщины брони до величин более 300 мм, что и привело к увеличению веса. Лишь старый «Леопард-1», оставшийся ныне в Германии только в пехотных соединениях в количестве 888 штук, весит 40. Да и то за счет снижения до 70 мм толщины лобовой брони и до 40 бортовой. Одновременно с этим возросла подвижность пехоты. Вся она стала моторизованной и механизированной. Теперь ее подвижность не уступает подвижности танковых войск, а порой и превосходит. Превосходит по той причине, что вес – враг подвижности. Еще один из факторов, ограничивающий подвижность танков, это грузоподъемность дорожных мостов. Те же англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков. Оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 тонн. Это означает, что они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 тонн, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т рассредоточены по территории Европы примерно равномерно. Примечательно, что целью этих исследований и анализов было убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60 – 62 тонн. Усиление броневой защиты вкупе с увеличением наукоемкости производства привело к непомерному удорожанию танка. Если в 1945 году Т-34 стоил 62500 рублей, что составляло тогда 11875 долларов, а стоимость среднего танка М4 «Шерман» составляла 31587 долларов, то М60А1, поступивший на вооружение в 1962-м, стоил уже 154254 в ценах 1945 года. В тех же ценах М1 Абрамс стоил бы 261682 доллара. В ценах 1985-го – это 2,8 млн. долларов. Такое увеличение стоимости привело к многократному сокращению производства танков. Если в 1943 среднемесячное производство танков составляло 3208 штук, то «Абрамсы» удавалось делать только по 70 штук в месяц. Рекордным стал октябрь 1986 год, когда танкостроители обоих заводов, производящих эти танки – государственного танкового завода в Лиме, штат Огайо и Детройтского арсенала в городе Уоррен, штат Мичиган – выдали 103 «Абрамса». Чрезмерное увеличение массы привело также к тому, что увеличилась частота поломок танков. Так, у 52-тонного «Абрамса» серии М1 средний пробег между поломками составляет 299 миль – 481 км. Это меньше, чем расстояние, проходимое на одной заправке. Представьте себе машину, которую надо ремонтировать столько же раз, сколько и заправлять. И это считается хорошо. У 62-тонного английского Challenger-2 этот показатель составляет 129,5 миль – 208 километров. Скажу даже больше: при оценке ремонтопригодности танка M1 конструкторы исходили из постулата, что на 1 час эксплуатации машины должно затрачиваться не более (!) 1 часа технического обслуживания. Представьте опять же машину, на которой вы весь день ездите, и которую потом всю ночь ремонтируете. Как великое достижение рассматривается то, что газотурбинный двигатель танка М1 Абрамс имеет ресурс 1800 часов, что соответствует 19 тысячам километров пробега. Дизеля же на танках «Челленджер» и Leopard 2 приходится менять в три раза чаще. Это означает, что следом за танками должны ходить автомобили с запасными двигателями, а каждый двигатель AGT-1500 весит по 1122 кг. Дизеля же весят намного больше. Американские и британские танки больше не ходят по дорогам общего пользования, а если и ходят, то со скоростью не более 16 км/ч. К месту ведения боевых действий они доставляются на тягачах-танковозах. Если эти танки пойдут по дорогам своим ходом на полной скорости, то хваленые европейские автобаны превратятся в проселки русского Нечерноземья. Как по ним доставлять предметы снабжения? А ведь только одной дивизии требуется в сутки 150 тонн бензина, 630 тонн дизельного топлива и 100 тонн керосина. Это, не говоря о продовольствии, которого для дивизии требуется 80 тонн в сутки, и боеприпасах. Последних, как считается, понадобится в сутки в среднем 480 тонн. А сколько на самом деле? Пес его знает. В 1914-м, например, наша армия за полтора месяца расстреляла запас огнеприпасов, считавшийся годовым. Как все это доставлять колесной техникой по разбитым гусеницами дорогам?
Нынешний танк не сможет пересечь реку не только по наведённому сапёрами временному мосту, но и по большинству капитальных. Так, известно, что в Ираке мост через Ефрат провалился под третьим же проезжающим Абрамсом.

Те же англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков. Оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 тонн. Это означает, что они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 тонн, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т рассредоточены по территории Европы примерно равномерно. Примечательно, что целью этих исследований и анализов было убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60–62 тонн.

Двигаться по асфальту современный танк может только с 16-километровой скоростью –  иначе с гусениц отлетят резиновые подушечки, и танки начнут корёжить асфальт, делая его непроходимым для колёсной техники. Поэтому на расстояния оперативного масштаба танк перевозится колёсными танковозами.

Транспортировка отечественного Т-72 белорусским танковозом «Волот»

 

Как же такие многотонные мастодонты смогут действовать на оперативном просторе?  Да никак! Американское оперативное искусство вообще не предусматривает действий на оперативном просторе –  фронты должны двигаться широкой лавиной после подавления обороны противника авиацией и артиллерией.. Если же на пути вновь встретится опорный пункт противника, то все войска остановятся и будут методически уничтожать его огневыми средствами. Танки в этой концепции –  оружие оборонительное. Они должны наряду с другими противотанковыми средствами уничтожать русские танки, ведя манёвренную оборону. Эта роль и позволила остаться танку на вооружении современных армий, ведь ни вертолёты, ни лёгкие машины-носители ПТУРов не являются надёжным средством поражения русского танка –  ПТУРы теперь ослепляются на подлёте системой Штора-1 или сбивается при помощи системы Арена. Надёжным средством поражения русского танка остаётся лишь БПК –  бронебойный подкалиберный снаряд, выстреливаемый из танковой пушки.
Однако в погоне за увеличением защищённости и наши танки начали тяжелеть, приближаясь по весу к той самой 50-тонной отметке, а потяжелев, они тоже в значительной мере утратили манёвренные качества. Увеличившийся же расход топлива делает затруднительным и снабжение танка, действующего в оперативной глубине обороны противника. Так что на повестку дня вновь встаёт вопрос облегчения танка и уменьшения его габаритов, а это должно привести к возрождению среднего танка массой не более 32 тонн. Даже Т-55 в этом плане окажутся несколько тяжеловатым. Однако колёсные танки типа «Чентауро» или AMX-10RC для этой роли тоже мало подойдут, так как имеют очень слабую защищённость.
Но не стоит списывать в утиль даже совсем старые танки, такие как те же Т-55. Из них можно сделать дистанционно управляемые машины.  Поставить одну телекамеру вместо механика-водителя, другую – вместо наводчика. Кабель к такому танку можно протянуть хоть за три километра А можно ими и по радио управлять. Противник помехи поставит? Так ведь источник излучения ближе к источнику помех и радиокоманды помехи пересилят. Очень перспективно применение таких танков в качестве огнеметных. Огнесмесью в них при отсутствии экипажа можно было бы заполнить весь внутренний объем. Двигаясь в первых рядах атакующих подразделений. Они создавали бы кроме всего прочего дымовую завесу. И не только дымовую, но и тепловую. Тогда тепловизоры НАТОвских танкистов стали бы бесполезными. Танки эти будут выполнять своего рода разведку боем. Огонь по ним будут открывать как по обитаемым, и таким образом будет выявлена вся система огня противника.
Броня такого танка должна защищать от огня малокалиберных автоматических пушек. От ПТУРов его будут защищать Штора и Арена. Последняя, к тому же, обеспечит и защиту от огня гранатомётов. От подкалиберных же снарядов должны защитить телескопические экраны –  броневые листы, выдвигаемые в бою телескопическими штангами на определённое расстояние от брони. Пробив такую преграду своим корпусом, БПК неминуемо сломает стабилизатор, начнёт кувыркаться и попадёт в основную броню уже плашмя, что не обеспечит уже пробития брони. Лишь такой танк в составе крупных частей и соединений сможет действовать на оперативном просторе и лишь соединения таких танков могут реально считаться подвижным компонентом сухопутных войск.

Auto Web Pinger
Рейтинг@Mail.ru