Ввод в Чечню федеральных войск

11 декабря 1994 года началась Первая Чеченская война, в которой в полной мере проявился героизм солдат и продажность генералов.

11 декабря 1994 года выпало на воскресенье, и в этот выходной день, после которого наступал тогда ещё нерабочий День Конституции, мало кто следил за новостями. Между тем, главной новостью был ввод в Чечню федеральных войск.

У ввода войск было множество причин, но главной была одна: войска вводили потому, что за два с половиной года до этого их оттуда в спешном порядке вывели, как выводили их тогда из бывших соцстран и бывших союзных республик. Но ведя Чечня не была ни тем, ни другим. Почему же наши части оттуда вывели, да ещё вывели не так, как из Германии или Чехо-Словакии, писавшейся через дефис в последние годы своего существования. Войска выходили из Чечни, бросив всю технику и вооружение. Оставлено было даже стрелковое оружие. Солдат 42-й учебной дивизии просто демобилизовали, а офицеров переводили в другие части.

 

Джохар Дудаев – так называемый президент так называемой Ичкерии

27 октября 1991 года в Чечне прошли президентские выборы, победу на которых одержал Джохар Дудаев, набравший 90,1 % голосов. Своим первым декретом Дудаев провозгласил независимость самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия. Сразу же по воцарении Дудаева в Чечне начались кровавые этнические чистки. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года в Грозном до войны проживало 397 тысяч человек, из которых 210 тысяч составляли русские. К моменту же прихода в Грозный федеральных войск  там оставалось не более  тысяч русских, в основном стариков. За время дудаевского правления без вести в Чечне пропало 93 тысячи русских.
Но если до Дудаева русских людей, живших в республике, просто выгоняли, отбирая дома, то теперь убивали или превращали в рабов. Одновременно с этим развернулось беспрецедентная мошенническая акция – по изготовленным в Чечне фальшивым авизо агенты чеченских сепаратистов получили в российских банках 4 триллиона рублей. Деньги в Чечню тогда вывозились целыми КамАЗами.

Авиация Ичкерии

Дудаев даже начал разрабатывать план бомбардировки российских городов. План назывался «Лассо» и предполагал нанесение бомбовых ударов по южным городам России, таким, как Ставрополь, Краснодар, Ростов-на-Дону. Для реализации этого плана он располагал чешскими самолетами Л-39 и Л-29. Каждый из них нёс по две 100-килограмммовые бомбы или по 12 мил от 120-миллиметрового миномёта.
Всё это, помимо вреда для жизни и здоровья граждан России и огромного урона национальной экономике, било по престижу федеральной власти, который после расстрела исполнительной властью органа власти законодательной и так находился вблизи нулевой отметки, и если урон экономике и людское горе были исполнительной власти по барабану, то явное попрание ещё не устоявшихся государственных устоев власть стерпеть не могла, хотя до объявления войны ельцинская власть не только терпела Дудаевщину, но и открыто ей потворствовал. Так 42-й мотострелковой учебной дивизии, которая дислоцировалась в Грозном, генерал-майор танковых войск Пётр Алексеевич Соколов получил указание от Главнокомандующего Вооруженными Силами Содружества Независимых Государств маршала авиации Евгения Шапошникова: передать Дудаеву половину оставшегося в Чечне оружия, чтобы российским военным разрешили убраться подобру-поздорову. Однако Дудаев, на рубеже 199192 годов сам предлагавший такой вариант, в мае на это уже не был согласен, и по его настоянию войска ушли из Чечни налегке. Дудаеву досталось 42 танка, 34 БМП, 14 БТР, 139 артиллерийских систем, 101 единица противотанковых средств, 27 зенитных орудий и установок, 270 самолетов, 2 вертолета, 27 вагонов боеприпасов, 38 тонн вещевого имущества, 254 тонны продовольствия.
После того, как Шапошникова ушли, ситуация не изменилась. В Чечню часто летали и Грачёв, и Дейнекин. Туда они отвозили самолёт оружия, а обратно чемодан долларов на чёрный день, который тогда ельцинская клика ждала со дня на день – тогда все думали, что народ вот-вот восстанет и сметёт правительство демократов и реформаторов.
Оружие это частично оседало в Чечне, но большей частью перепродавалось в горячие точки по всему миру.
Правда, сначала свергнуть Дудаева пытались силами самих же чеченцев. Дело в том, что в марте 1994 года в Чечне появилась оппозиция: мэр Грозного Бислан Гантемиров апреле Дудаева, так как не поделил с Дудаевым доходы от распродажи чеченской нефти и самоварного бензина и стал оппозиционером. В его подчинении было до 3 тыс. боевиков, которые полностью контролировали весь север республики. Вскоре к оппозиции присоединился и бывший краснодарский рэкетир Руслан Лабазанов, создавший крепкий вооружённый отряд из своих бывших сокамерников, первое время был сторонником Дудаева и даже его советником по этническим вопросам. Однако однажды Лабазанов решил прибрать к рукам местное радиовещание, для чего попытался захватить Дом Радио в Грозном. В ответ Дудаев направил танки на 4-й микрорайон Грозного, который был и местом жительства Лабазанова, и базой его отряда. Пойманных сторонников Лабазанова обезглавили, а непойманные, включая самого Лабазанова, сбежали в Аргун, где и создали базу сопротивления. Режим в Аргуне был, можно сказать, пророссийским – туда открыто ездили с концертами наши эстрадные звёзды, а в банотряд Лабазанова записывались русские наёмники. Был среди них и бывший старлей Андрей Русаков, стрелявший в октябре 1993 из танка по Белому Дому.

Головы лабазановцев

 

Именно силами Гантемирова и Лабазанова ельциноиды надеялись свергнуть дудаевский режим и заменить его на Гантемировский или Лабазановский. Эти силы даже пытались взять Грозный и для этих целей 1 ноября 1994 года Северокавказский военный округ предоставил чеченской оппозиции 40 танков Т-72. Однако штурм Грозного, предпринятый 26 ноября 1994 года, с треском провалился, и в дело пришлось пускать регулярную армию.
11 декабря 1994 года президент Ельцин подписал Указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики», отменяющий Указ № 2137с от 30 ноября 1994 г.
Директивой министра тогдашнего министра обороны Российской Федерации Павла Грачёва войскам была поставлена задача под прикрытием авиации выдвинуться по трем направлениям к Грозному, блокировать его и создать условия для добровольного разоружения незаконных вооруженных формирований; в случае отказе — захватить город.
11 декабря в 8.00 части войск сухопутных, воздушно-десантных и внутренних войск вошли на территорию фактически независимой Ичкерии Войска продвигались тремя колоннами с трех направлений: Моздокского с севера через районы Чечни, контролируемые антидудаевской оппозицией, Владикавказского с запада из Северной Осетии через Ингушетию и Кизлярского с востока, с территории Дагестана.
12 декабря в 14.00 российские войска (106 вдд) у поселка Долинский были обстреляны из установки «Град» отрядом полевого командира Вахи Арсанова. В результате были убиты 6 и ранены 13 российских военнослужащих. Ответным огнем установка «Град» была уничтожена. Войска, двигавшиеся с севера, к 20 декабря прошли по территории Чечни до населенных пунктов, расположенных примерно в 10 км к северу от Грозного и заняли Керла-Юрт. Войска остановились и окопались на линии Долинский-Первомайская-Петропавловская.
Колонна, двигавшаяся из Дагестана, 11 декабря была остановлена жителями еще в Хасавюртовском районе Дагестана, где проживают чеченцы-аккинцы. При этом несколько военнослужащих были захвачены в плен и затем переправлены в Грозный. Почему так происходило? Почему местное население, пусть даже вооружённое, могло брать в плен солдат регулярной армии? Да потому что действовал приказ: без особого распоряжения огня не открывать. Не только по гражданским, но и по боевикам. За ослушание грозили трибуналом и даже расстрелом на месте: «Мы за вас в Нюрнберге отдуваться не собираемся», — говорили полковники и генералы майорам и капитанам.
Колонна российских войск, двигавшаяся с запада через Ингушетию, 11 декабря была блокирована толпами местных жителей и обстреляна у села Барсуки тоже ещё в Ингушетии. Были повреждены три БТРа и четыре автомашины. Жертв среди военнослужащих не было. Применив силу, российские войска прошли через территорию Ингушетии. Всего в эти дни на территории Ингушетии были уничтожены или повреждены 28 единиц армейской техники. Там же, в Барсуках, десантники поймали местного милиционера, который в наглую сообщал по милицейской рации о продвижении российских войск своим чеченским коллегам. Мента пришлось отпустить по настоянию самого Аушева.
12 декабря эта колонна 19-й мотострелковой дивизии федеральных войск была обстреляна со стороны станицы Ассиновская (Чечня). Среди российских военнослужащих появились убитые и раненые. На окраине Долинского именно наши разведчики обнаружили отряд противника, пару танков и пусковую установку БМ-21 «Град», которые были укрыты за строениями. Пилоты и разведчики, каждые по своим каналам, докладывают командованию группировки о противнике, в том числе и об установке БМ-21 «Град» и танках, указывают их местоположение. Генерал Алексей Сигуткин немедленно разворачивает колонну в боевой порядок и даёт команду вертолётам на поражение выявленных целей. Но у вертолётчиков есть свой прямой начальник!.. Командир звена докладывает генералу Иванникову и просит у него разрешения нанести удар на поражение. Иванников отвечает: Подождите, я спрошу у Главного. Главным у Иванникова был генерал Митюхин. Буквально через минуту Иванников передаёт пилотам приказ Митюхина, запрещающий наносить удар по выявленным целям, мотивируя это решение наличием в том месте нефтепровода.
У села Новый Шарой толпа жителей близлежащих сел блокировала дорогу. В сёлах нашим войскам оказывали сопротивление отряды местного ополчения. Регулярные вооруженные формирования Ичкерии, имевшие тяжёлое вооружение и бронетехнику, базировались к югу от села Бамут. Они насчитывали
В результате на западе Чечни федеральные силы закрепились вдоль линии условной границы Чеченской Республики перед селами Самашки – Давыденко – Новый Шарой – Ачхой-Мартан – Бамут. У них имелось 42 танка и 44 БМП.

Поздним вечером 14 декабря российские ВВС нанесли бомбо-штурмовые удары по трем аэродромам Чеченской Республики — Калиновская, Грозный-Северный и Ханкала.
В ночь на четверг, 15 декабря 1994 года командование 19-й Воронежско-Шумлинская Краснознамённой орденов Суворова и Трудового Красного Знамени мотострелковой дивизии заявило о своем нейтралитете и отказе двигаться на Грозный. Значительная часть офицеров дивизии, задействованных в операции, подписалась под заявлением, в котором сообщается о намерении подать рапорта об увольнении из армии.
Комаднир дивизии полковник Кандалин пытался склонить к такому поведению и командира 76-й гвардейской воздушно-десантной Псковской дивизии гвардии генерал-майора Бабичева, но тот послал его подальше и повёл свою дивизию на Грозный. Жители ингушских сёл, как и вчера, ложились на дорогу, но бронетехника продолжала движение, и в самый последний момент люди из-под гусениц убегали.
19 декабря части Псковской дивизии обошли Самашки с севера и вместе с другими частями федеральных сил прошли по ненаселенному и безлесному гребню Сунженского хребта до западных окраин Грозного, где вступили в бой с чеченскими вооруженными формированиями. По Сунженскому хребту была проведена дорога для подвоза военных грузов и выдвижения частей к Грозному. На южных склонах хребта, обращенных в сторону Самашек, Нового Шароя и других сел, были оборудованы огневые позиции федеральных сил.
19 декабря от командования операцией был отстранен командующий СКВО генерал-полковник А.Н.Митюхин, который самовольно бросил командование, сел в вертолёт и улетел в Ростов. Возглавить группировку войск теперь было предложено командующему сухопутными войсками генерал-полковнику Эдуарду Воробьёву, но тот отказался и подал в отставку. Отставка была принята в апреле 1995 года с формулировкой «по состоянию здоровья». Выйдя в отставку, генерал пошёл в депутаты и даже стал председателем комитета Госдумы по обороне. Теперь Эдуард Аркадьевич входит в Союз Правых сил.

Бывший генерал Воробьёв тогда и сейчас

21 декабря командующим Объединенной группировкой федеральных сил в Чеченской Республике был назначен генерал-лейтенант Анатолий Квашнин. Штаб операции возглавил генерал-лейтенант Шевцов.
В середине декабря федеральные войска начали артиллерийские обстрелы пригородов Грозного, а 19 декабря был нанесён первый бомбовый удар по центру города.

24 декабря 1994 года 129-й гвардейский мотострелковый полк без батальона (3-й батальон выполнял миротворческую миссию в Южной Осетии) и 133-й гвардейский отдельный танковый батальон совершили марш по маршруту Моздок — Толстой-Юрт-Петропавловская-Ханкала. Авангард в составе 1-го мотострелкового батальона и 1-й танковой роты уничтожила два легковых автомобиля с боевиками, без боя заняла населённый пункт Ханкала и вышла на окраину Грозного. Спустя три часа группа получила приказ отойти на восток и занять оборону на рубеже 1,5 км от Ханкалы, с целью блокировать трассу Ростов-Баку.

В ночь на 26 декабря диверсионно-разведывательная группа (ДРГ) ЧРИ совершила нападение на передовой пункт 1 мсб 129 мсп. Погибли 1 офицер и 2 солдата. Отойдя, подразделения ЧРИ заняли оборону на рубеже военный городок Ханкала — выход трассы Ростов-Баку в восточную окраину Грозного, и приступили к инженерному оборудованию позиций. Огнём артиллерийского самоходного дивизиона 129 мсп (12ед. 122-мм 2С1) потеряны Т-72 и автомобиль подразделений ЧРИ. Днём к авангарду подошли основные силы. По некоторым данным для наступления боевики использовали в качестве живого щита русских жителей Грозного.
Несмотря на то, что Грозный по-прежнему оставался незаблокированным с южной стороны, 31 декабря 1994 года начался штурм города. Самое страшное только ещё начиналось.
 

Auto Web Pinger

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...